May 28th, 2013

обычный

Гроза идёт

Даже в городе становится как-то не по себе, когда небо заволакивает свинцовыми тучами. А в степи — и подавно. Всё начинается с того, что природа замирает — как бы прислушивается к чему-то невидимому. А оно, это невидимое, вдруг вздыхает — сильно и мощно, — порывом холодного ветра, под которым с почтением склоняются и степные травы, и деревья. Этот порыв приносит свежесть, густо приправленную запахом травы. Издали доносится глухое рокотание, как будто там рушится земля... То там, то здесь проносятся змейки молний, но пока кажется, что раскаты грома существуют сами по себе. И вдруг вдали появляется неясный шум — непрерывный, плотный и усиливающийся. И вдруг ты видишь приближающуюся к тебе полупрозрачную стену; иногда граница этой стены настолько конкретна и осязаема, что хочется от неё бежать... Но не успеть — с неба обрушиваются потоки крупных капель, и ты оказываешься под водой, и инстинктивно пытаешься вдохнуть поглубже, чтобы не захлебнуться...

Гроза приближается
promo bobps april 30, 2013 12:29 3
Buy for 30 tokens
Опубликовано 30.04.2013 на Донских Зорях, Колонка главного редактора ...В самом начале наших исследований Ростовской области мы столкнулись с множеством объектов, о которых доселе не слыхали. Это и огромные овраги — настоящие каньоны, живущие своей жизнью, со своими небольшими и очень…
обычный

Степной гламур

Эх, и не люблю же я это слово — «гламур». Больше не люблю, чем некоторые идиоматические обороты, так широко используемые в повседневной жизни. Но всякий-який, побывавший в весенней степи, всегда гордится своими снимками растения «ковыль».
Однако, снимать ковыль непросто; есть у него и свои особенности. Он начинает «играть» при передне-боковом освещении и только в присутствии ветра. Солнце желательно, но оно обязательным фактором успеха не является. Ещё важен ракурс съёмки и угол оптики, но это уже инструменты для реализации того или иного замысла. Собственно, ковыль как растение — весьма и весьма невзрачен. А вот «поле ковыля на ветру» уже начинает впечатлять. Или — «ковыльное море», всё в «барашках»... Важно определиться, что снимаешь... Но это всё, конечно, штампы, впрочем, как и весь «гламур»...

Ковыль
обычный

Чем смог...

...Дорога к нашим заветным местам лежит через хутор Плешаков. Когда-то мы проезжали тут в первый раз и долго фотографировали памятники Марксу и Ленину, обрамляющие с двух сторон живописные развалины монументального дома культуры. Общий вид сложившейся композиции,выражения лиц и позы статуй четко наводили на мысль, что развалины — это дело их рук...
С той поры минуло уже больше двух лет. И вот что удивительно — в отличие от всего в обозримом окружении, — здесь постоянно что-то изменялось. Исчезли живописные развалины с колоннами, потом — куда-то исчез Ильич, а потом — и основоположник... Но однажды подновлённые серебрянкой фигуры опять появились на своих постаментах, а между ними раскинулась детская площадка, простенькая, но всё же — хоть какое-то развлечение...
А на этот раз мне почему-то показалось, что Маркс перед детской площадкой как-то смущённо смотрит на меня и говорит: «Ну, чем смог, тем помог...Не обессудь; видишь, тучи-то сгущаются...»

Всё, чем могу