Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Приключения в балке Дубовой

Окончание рассказа

...Бодрый  старт нам не удался. Под солнечными лучами поверхность дёрна немного  оттаяла, и нам пришлось основательно потрудиться, прежде чем машина  оказались на дороге. Очистив одежду от комьев грязи и выпив с устатку по  чашке тёплого кофе из термоса, мы двинулись дальше.

Следующий зигзаг балки с меловыми обрывами прятался за неприступной с виду стеной терновника. 

Читать дальше:

https://zen.yandex.ru/media/donrise/prikliucheniia-v-balke-dubovoi-5ff9ca68fe4e686f6a8231bd
Collapse )
promo bobps april 30, 2013 12:29 3
Buy for 30 tokens
Опубликовано 30.04.2013 на Донских Зорях, Колонка главного редактора ...В самом начале наших исследований Ростовской области мы столкнулись с множеством объектов, о которых доселе не слыхали. Это и огромные овраги — настоящие каньоны, живущие своей жизнью, со своими небольшими и очень…

Рыбацкое утро

...Сначала обязательный кофий, и за бабайки... Потом дёрну шкерт и добегу до  приверха, стану на растяжки. На ямку. Ловлю на подселёдочника. Сула,  если не болеет от низовки, вся моя!

#красивыефото #красиваяприрода #РекаДон #донскиезори #фотографбориспанасюк #фотографиироссии 


обычный

Спорный Донец

 Сейчас его называют Сухой Донец, но мне нравится называть его Спорный Донец. И так его тоже  называли. В общем, на самом деле, это протока. Между Северским Донцом и Доном. Или как,  гирло дельты Северского Донца? А бывает ли дельта у притока? Или Северский  Донец когда-то был самостоятельной рекой, и однажды он тёк здесь, и  впадал в Азовское море, а Дон лишь потом к нему присоединился? И почему  есть путаница, что, на самом деле, называлось Сиргисом, а что Танаисом?  Если Северский Донец во времена античности тёк по руслу сегодняшнего  Сухого Донца, то, конечно, греки считали его основной рекой, то есть  Танаисом. Дон присоединялся к нему слева, подправляемый выносами Сала, и  логично было его считать левым притоком Танаиса, то есть Сиргисом. Вот  как всё запутано.
Потому мне и нравится название «Спорный Донец». Да и  Владимир Владимирович его так величал. Я имею в виду Богачёва, а вы что  подумали? В общем, есть о чём подумать. Не телевизор же смотреть!


обычный

Холм у Ольховой. Ч.2

Ещё один отвлекающий фактор — здесь столько всяких камешков! Всё пространство от вершины холма до его 2/3 покрыто россыпями камней разнобразных цветов и форм. Мы видим огромное количество причудливых округлых стяжений, размерами от куриного яйца до коровьего окорока. Множество из них расколото и мы можем заметить внутри какие-то продолговатые «колбаски», покрытые бугорками. Мы находимся, по-видимому, в середине палеоцена, тогда здесь всё было мыто-перемыто морями, и эти колбаски, скорее всего, не кораллы, коими их считают местные жители, а, скорее всего, окременевшие норки илоедов. И они, эти норки, скорее всего, относятся к меловому периоду, предшествующему палеогеновому.



Collapse )
обычный

Степь над камнями

Степь, да не совсем обычная...  Здесь под землёй находятся каменистые породы Донецкого кряжа, состоящие из песчаников, известняков, глинистых сланцев... Представьте себе немного размякший торт «наполеон», который вы попробовали разрезать с помощью деревянного ножа. Если продолжать аналогию, остатки от неудачной попытки порезки торта вы решили смыть с помощью горячей воды через душевую насадку. Крем смылся первым, а корж разбух. Окончательно озверев, вы кидаете ошмётки в ведро и там их постепенно заносит всяким мусором. Зрелище неаппетитное получается, но примерно так и сформировался этот степной рельеф.
На снимке окрестности хутора Старозолотовского...

_dsc1646

обычный

Что водится в Чиру

...А Чир и тут — просто красавчик!
Я уже упоминал, что там водятся усатенькие, симпатичные рыбки — пескари. Но только здесь можно встретить миногу, похожую на маленькую светлую змейку и очень страшно извивающуюся под водой. Любитель из Ростова-на-Дону может впасть в недоумение, поймав рыб, которых он в жизни не видел. В первую очередь, это несколько видов ельцов и подуст, смахивающий на рыбца. Что это подуст рыбак осознаёт, только приготовив какое-нибудь блюдо и отведав его. Рыба вообще невкусная; голавль, сужу по собственному опыту, и то вкуснее... Из милой моему сердцу экзотики в Чиру водится вьюн, рыбка симпатичная, хотя, как и минога, несколько змееподобная. У моего знакомого вьюн, когда-то водившийся в Дону, прекрасно жил много лет в аквариуме, откликался на «Ваську», и предсказывал непогоду.
Если знать места, то можно поймать: сома, судака (щёки бритые), берша (щёки небритые), сазана, щуку, жереха, голавля, леща, налима, плотву, тарань, рыбца, шемайку (запретная рыбка!), линя, карася серебряного и даже золотого (в Красной Книге!), синца, окуня, бычка, ерша, густеру, краснопёрку. Надоедает уклейка (себель), клюющая даже со дна. А если ловить малька, то можно поймать маленькую быстрянку, тоже очень редкую рыбку, непереносящую даже мизерные количество ПАВов в воде.
Обычная добыча тех, кто впервые приехал на Чир — плотва, краснопёрка, голавлики, подустики, уклейка, чикомасы (особо мелкий, противный «вид» окуня с сиреневеньким подбородком), душман (куда ж без него!) и мелкая густёрка.
Чтобы поймать хорошую рыбку, надо познакомиться с речкой поближе...
_DSC2891_1
обычный

Воспоминания

...Не знаю, как кому, а мне вот эта незатейливая картинка — целый ворох воспоминаний.
Свет, проникающий сквозь закрытые ставни, вернее, узкие солнечные лучики, в которых движутся мельчайшие частички пыли, потревоженной спрыгнувшим с сундука котом, заметившим мой пробуждение... Ни с чем не сравнимый запах побеленных саманных стен, на которых я любил рассматривать разные вкрапления, проступающих из-под ослепительной белизны побелки... Запах борща, томящегося в печи...
И вот открываются ставни, и комнатка начинает сиять. Я с трудом выбираюсь из мягчайших объятий пуховых перин и подушек, чтобы подбежать к окну и посмотреть во двор. А там — кипит жизнь... Бабушка возится на грядках, и я вспоминаю, что надо скорее бежать и накачать воды — обещал с вечера... И вот я — «батрачу», по бабушкиному выражению, — старательно качаю в огромную макитру воду, чуть ли не взлетая на длиннющей для такого мальца, как я, рукояти примитивного насоса...
А после честно отработанного завтрака — в угол сада, на огромную шелковицу. Не беда, что там осталось совсем немного ягод — оттуда открывается потрясающий вид на утренний хутор... Дымки над трубами, пасущиеся коровы на пустыре, цыганский дом со своими шумными обитателями; дед Починко, варганящий своим свиньям какую-то адскую смесь из тыкв, картофельных очисток и махорки, мои друзья-товарищи, уже бегающие по тропинке с вихляющим на высоте нескольких метров воздушным змеем...
Новый день детства, бесконечно богатый впечатлениями, синяками и шишками, начинался... Боже мой, это было почти полвека назад...